Понедельник, 8 августа, 2022

«Война разрушила наши дома» 4 истории эвакуированных из пригородов Киева

В период войны села и маленькие города Киевской области стали зоной активных боевых действий. Местные жители оказались посреди танков, выстрелов и массовых разрушений. На сайте kyivyes.com.ua мы расскажем истории тех из них, кому удалось оттуда выбраться и выжить. 

Галина из Гостомеля 

В первые дни войны российским войскам удалось временно захватить Гостомель. Его жительница Галина рассказа, что тогда происходило в поселке на протяжении 2 недель. По ее словам, 27 февраля исчез свет и случались сбои в работе интернета. Телефон можно было зарядить от аккумулятора авто соседей, чтобы хоть как-то поддерживать связь с близкими, но потом связь окончательно пропала. Тоже самое произошло с газом, который поначалу был, а потом пропал как только начались морозы. 

Поначалу Галина наблюдала, как недалеко от ее дома летели российские самолеты к аэродрому завода «Антонов». После этого на протяжении нескольких дней в поселок заезжали российские танки оккупантов. Они бомбили все подряд — запускали ракеты и снаряды над жилыми домами. 

Однажды группа российских военных зашли во двор Галины. Они начали выбивать дверь, но не получилось. Тогда один из россиян обошел дом, выбил окно в спальне и направил туда свой автомат. Галина, несмотря на страх и риск, открыла дверь и спросила по-русски зачем они сюда пришли и с кем они воюют. Один солдат ответил, что они нас спасают от нацистов и укрфашистов и не воюют с гражданами. Далее они решили обыскать дом, поскольку хотели найти оружие. 

Вечером Галина снова увидела на улице россиян. Они обстреливали дворы, выбирали калитки и грабили роскошные коттеджи тех, кто успел уехать из поселка. Также она видела тяжелую технику оккупантов, которую русские установили в лесу. После этого жители Гостомеля практически каждый день слышали выстрелы и взрывы. 

9 марта к Галине пришла местная девочка. Она сообщила, что скоро будет эвакуация и нужно поспешить уехать из поселка. Муж Галины был тяжело болен и не мог самостоятельно идти, поэтому женщина быстро собралась и ушла одна. Когда она вышла на улицу, то была шокирована увиденным. Вокруг были поваленные заборы, разрушенные дома и разбитые окна. 

Поначалу жители Гостомеля шли в одну сторону, но затем им пришлось свернуть в другую и идти еще 8 км. Дойдя до места назначения, Галина вместе с остальными несколько часов ждала автобусы для эвакуации, но они так и не приехали. Все стояли замерзшие. Ни у кого не было ни еды, ни воды. Когда начало темнеть, никто не хотел опять долго добираться до дома, поэтому люди пошли в ближайшее бомбоубежище. Там были старики, лежачие и женщины с детьми без какого-либо обогрева. Вокруг ощущался холод и сырость. 

На следующий день Галина вернулась домой. Внезапно появилась мобильная связь и соседи сообщили, что в этот раз точно будет эвакуация. Женщина взяла с собой рюкзак и инвалидную коляску для мужа, чтобы он мог передвигаться. Дойдя до места остановки автобусов, они немного подождали и наконец-то смогли за 2-3 часа уехать из Гостомеля в Киев. По дороге в столицу люди объезжали технику, воронки для взрывов и часто останавливались на блокпостах. Сначала их отвезли на Центральный киевский вокзал, а оттуда Галина с мужем отправились на запад Украины. 

Ирина из села Гавронщина

24 февраля жительница Гавронщины Ирина и ее соседи узнали, что началась война. На следующий день они начали строить первый блокпост, но не успели…26 февраля российские войска захватили территорию местного гольф-клуба, находящегося недалеко от села. С тех пор надолго прекратились тихие и спокойные будни — люди каждый день слышали выстрелы, взрывы и видели российские вертолеты.

С 1 по 4 марта в селе происходили бои и разрушения домов. Некоторые, рискуя жизнью, самостоятельно уезжали из села. Соседка предложила Ирине и ее маме и сыну тоже уехать вместе с ней на машине. Все они очень боялись и решили уехать ночью. Когда они проезжали возле захваченного оккупантами гольф-клуба, Ирине было страшно как никогда раньше и она постоянно молилась. 

«Страх ночи, когда уши ловят каждый звук, шелест, стук, каждый выстрел, когда все время думаешь: упадет здесь или дальше. И сын настаивал, говорил, что найдет способ перехватить машину по дороге, пусть только кто вывезет из села», — призналась Ирина. 

Женщина забрала только документы. Она ехала вместе с сыном и мамой в колонне 50 машин. По дороге они видели разбитую технику и разрушенные дома, а вокруг ощущался ужасный запах. В тот момент женщина снова вспомнила, как уезжала из Чернобыля с маленьким ребенком, сказав следующее: 

«Одну войну я пережила, и вот сейчас вынуждена переживать вторую. К счастью, всем удалось уехать из села и остаться живыми».

Александр из Ирпеня 

Ирпень стал еще одним населенным пунктом, который смогли на 50 % разрушить российские оккупанты. Когда только началась война, в городе находился Александр со своей семьей. 24 февраля он проснулся от звуков авиатуров. Люди были шокированы, расстроены и плакали. В тот же день пропала мобильная связь, и Александр решил остаться дома до 5 марта вместе с женой и 15-летним сыном. После этого их сосед решил уехать из города. Вместе с ним уехали жена и сын Александра. 

На следующее утро в разных районах Ирпиня начались мощные обстрелы. Один снаряд попал в соседний дом, вследствие чего надолго пропала мобильная связь. Через некоторое время Александр увидел около 300 российских солдат возрастом 19-21 год. Они оставили военную технику во дворе его дома. В этот момент он вместе с остальными людьми наблюдал на тем, что делали российские оккупанты на улицах Ирпеня. Они взламывали замки в домах и ограбили местный магазин, а в соседнем доме создали цех для ремонта и подготовки военной техники к дальнейшему применению. 

Во время оккупации Ирпиня Александр и остальные люди прятались в подвалах своих домов. Иногда туда врывались русские военные, после чего забирали некоторых на допрос или убивали. Ночью выходить было запрещено, а днем только в туалет, покормить домашних животных и подышать свежим воздухом. Людям приходилось находиться в таких условиях без света, газа и отопления. А вокруг каждый день было слышно выстрелы и взрывы. К счастью, в то время еще работал интернет. 

Спустя несколько дней захвата Ирпеня Александр узнал от жены о гуманитарных коридорах и проведении эвакуации в городе. Добраться до места сбора местных жителей было практически невозможно, поскольку не пускали российские военные. Но однажды Александру с соседом все-таки удалось сбежать, пока на улицах не было оккупантов. 

Обстрелы прекратились, но увиденное напоминало кадры периода войны 1941 года: разгромленные магазины и кафе, расстрелянные снарядами машины, танк практически в каждом дворике. Когда они прошли через все это, то наконец-то увидели украинский блокпост. За 5 дней оккупации они не могли поверить своим глазам: вокруг были открытые магазины и приветливые люди, которые во всем помогали и поддерживали. Увидев это, Александр наконец-то ощутил спокойствие и радость после пережитого ужаса, сказав следующее:

«Это было даже не облегчение, это возвращение к жизни. Я уже как-то пережил эти пять ночей, однако ни одну из них им не прощу». 

Катерина из Бучи

В конце февраля жительница города Буча Катерина наблюдала с окон за передвижением российской военной техники. Оккупанты заезжали в город со всех сторон, а в небе летали самолеты. По действиям россиян было заметно, что они не ориентируются в местности. Они хаотично ездили по улицам и медленно перемещались. Вскоре началась перестрелка с обороной города. Затем начали происходить взрывы и пожары в домах, магазинах и административных учреждениях. 

Полицейские и военнослужащие уехали в первые дни войны. Город был заблокирован — нельзя было выехать или вьехать, чтобы оказать местному населению гуманитарную помощь. Из-за этого, чтобы хоть как-то прожить, люди вскрывали уцелевшие магазины и аптеки. Также они ходили в военкомат и брали оружие для самозащиты. 

Катерина с другими жителями Бучи пряталась в подвалах и не выходила на улицу, поскольку везде были оккупанты, даже на крышах домов. За несколько дней им удалось уничтожить практически все в городе. Вокруг были разрушенные здания, на дорогах и в дворах лежали обломки стекла и бетона, сгоревшие машины и другая техника. Когда оккупанты разрушили инфраструктуру, они использовали город как въезд в Ирпень. 

После того, как россияне покинули Бучу, 9 марта началась первая эвакуация, которую проводили около 5 раз. Людям разрешили ехать только на машинах, поскольку ходить по городу было еще опасно. Катерина вместе с другими жителями Бучи выехала в Киев, а потом организовывала туда гуманитарные коридоры для всех остальных.